Главная / В Мире / Почему Турция отвернулась от США и подружилась с Россией

Почему Турция отвернулась от США и подружилась с Россией

В середине июля первые российские грузовые самолеты с компонентами системы С-400 приземлились на турецком аэродроме, где уже гарантированно не приземлятся суперсовременные американские истребители F-35. Вашингтон дал понять: Анкара сделала выбор в пользу России, и теперь не только лишится новейших самолетов, но и столкнется с последствиями. Впрочем, турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган вряд ли заламывает руки: нынешний конфликт стал логичным итогом нарастания взаимной неприязни между США и Турцией. «Лента.ру» решила вспомнить историю дружбы и вражды турок с американцами и оценить, как повлияет на Россию их нынешний разлад.

«Для меня большая честь представить вам турецкого президента Эрдогана. Он уже стал моим другом. Наша дружба великолепна. Думаю, сейчас мы близки как никогда, во многом благодаря личным взаимоотношениям», — говорил Дональд Трамп в сентябре 2017 года во время встречи на полях заседания Генассамблеи ООН.

Американский президент недоговаривал или, по обыкновению, преувеличивал: отношения между Турцией и США тогда переживали не самые хорошие времена. Достаточно вспомнить, что во время визита Эрдогана в Вашингтон в мае 2017 года его охрана напала на группу мирных протестующих у турецкого посольства в Вашингтоне.

«Гора родила мышь» — этой поговоркой известный турецкий журналист Дженгиз Чандар собирался прокомментировать итоги тогдашнего визита Эрдогана в США. Однако это ему не удалось: по признанию Чандара, гора вообще ничего не родила. Дальше было только хуже.

Вечер 6 сентября 1955 года выдался в Стамбуле непогожим.

«Смерть инородцам! Режь греческих предателей!» — по главной улице Истикляль двигалась разъяренная толпа турок, разбивая витрины греческих лавок и выкидывая товары на мостовую. Гнев простого народа вызвала неслыханная дерзость: греки не только начали покушаться на исконно турецкий Кипр, но и подорвали турецкое консульство в Салониках. Это был удар ниже пояса, ведь консульство размешалось в том доме, где родился Мустафа Кемаль, основатель современного турецкого государства.

Погром шел на удивление бодро: откуда-то все время появлялись лопаты, кирки, ломы, бутылки с бензином и новенькие турецкие флаги. Дома греков и других немусульман словно специально были помечены крестами, такси все время подвозили новых недовольных. Полиция бездействовала и лишь защищала от погромов палатки турецких торговцев, а иногда и вовсе присоединялась к бесчинствам.

Впрочем, смутьянов эти странности волновали мало. Они шли по улицам района Бейоглу и несли насилие и смерть. «Если мужчина боялся быть избитым или зарезанным, он мог попытаться доказать, что он турок-мусульманин.

«Ну давай, доставай, показывай!» — кричали ему.

Бедный мужчина снимал штаны и показывал "исламскость" и "турецкость". Если он был обрезан — выживал. Если нет — погибал. (…) Той ночью многих мужчин под их собственные вопли исламизировали с помощью ножа. Одним из таких несчастных был священник», — вспоминал писатель Азиз Несин. Доставалось и женщинам, которых насиловали и избивали, и особенно священникам — с них снимали скальпы или сжигали заживо. В результате погибли минимум 30 человек.

Тогда мало кто знал, что весь стамбульский погром был не только срежиссирован от начала и до конца, но и построен на большой лжи. Работник турецкого консульства в Салониках сам заложил бомбу, дома греков заранее пометили крестами, а власти организовали поставку лопат, ломов и других «инструментов» для бунтовщиков.

AP

Организовала все таинственная организация «Контргерилья», созданная после Второй мировой войны с согласия турецкого правительства при поддержке США. Ее целью было создание мощного националистического подполья, которое должно было дать отпор советскому вторжению. По сути всю холодную войну Турция провела как южный бастион НАТО на границе Советского Союза. Но с развалом СССР нерушимый союз Вашингтона и Анкары начал приходить в упадок.

Новое время

Общая советская угроза миновала, а новой не появилось. Возникший на горизонте радикальный исламизм Турция считала проблемой, однако сама понемногу отходила от светских заветов Мустафы Кемаля и заигрывала с религией. Впрочем, далеко эти заигрывания не заходили: американцы считали турок «правильными мусульманами», которые сохраняют свою веру, но не строят на ее основе свою политику.

Турки, в свою очередь, ценили членство в НАТО, стремились в Европейский союз и не испытывали проблем от американского вмешательства в регионе — его до поры до времени просто не было. Во время первой войны в Персидском заливе (когда США решили наказать иракского диктатора Саддама Хусейна за применение отравляющего газа против курдов) они даже предоставили Вашингтону свои аэродромы.

Все изменилось в начале 2000-х, когда США начали войну с терроризмом: на этот раз наказанием Хусейну было не обойтись — его пришли свергать. Когда деспот был низложен, США отказались делать Ирак своей колонией и брать ее под внешнее управление, в стране возник вакуум власти. Это привело к двум последствиям. Во-первых, на ее территории начали пробиваться первые ростки кровавого «халифата», а во-вторых, угнетаемый Саддамом Иракский Курдистан смог добиться от Багдада настоящей автономии.

Второй факт волновал турок куда больше, чем первый. Анкара на протяжении десятилетий пыталась сделать из всех населяющих ее народностей единую «старую историческую общность» — турок. Курды с их мощным стремлением к независимости не укладывались в картину светлого турецкого завтра.

Постоянное подавление привело к возникновению вооруженного сопротивления — особенно активной стала организация «Рабочая партия Курдистана» (РПК), которую турецкие власти считают террористической. В 1980-х эта ультралевая группировка фактически развязала в стране гражданскую войну, добиваясь независимости для своего народа. С тех пор погибли более 40 тысяч человек, в основном мирных курдов, однако РПК до сих пор убивает турецких полицейских.

Reuters

Анкара противится всякому усилению курдов, которые расселены по территории Турции, Ирака и Сирии. В их понимании что сирийские, что иракские курды никогда не оставят своих братьев в борьбе и будут помогать им взрывать Турцию изнутри.

Сирийский разлад

Окончательно раскол оформился во время гражданской войны в Сирии. Турция, как кандидат на гегемонию в регионе, решила воспользоваться ситуацией и свергнуть сирийского диктатора Башара Асада. США, в свою очередь, поставили целью уничтожение окончательно оформившейся группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России).

Чтобы уважить турецкого союзника, Вашингтон предложил сделку: американские самолеты будут бомбить террористов в Сирии с турецких аэродромов, а специалисты обеих стран будут совместно готовить бойцов оппозиции для войны с ИГ. Эрдоган отказался — у него на это были три причины.

Во-первых, террористы ИГ считают курдов одними из главных врагов и истребляют их. Во-вторых, бесконечная война значительно ослабляет Сирию и позволяет Турции чувствовать себя хозяйкой региона. В-третьих, турецкий президент боится активно сражаться с «Исламским государством» — опасается, что джихадисты ответят терактами.

Чтобы не потерять лицо, Анкара предложила ответную сделку: создать бесполетную зону над севером Сирии, где действуют бойцы умеренной оппозиции, но нет ИГ. По мнению Эрдогана, там они смогут перегруппировываться и восстанавливаться без опасения попасть под удары авиации Асада. Эта сделка удовлетворяла всем чаяниям турецкого лидера: она позволяла ему и чинить препятствия сирийскому президенту, и не провоцировать «Исламское государство» на ответные теракты. Вашингтон предсказуемо отказался. Отношения между двумя союзниками по НАТО еще больше ухудшились.

В итоге американцы, не желая ни отправлять в Сирию своих солдат, ни потворствовать местному диктатору, опираются на единственную силу, успешно противостоящую ИГ, — сирийских курдов. Те стоят насмерть, зная, что мужчин в случае поражения ждет мучительная смерть, женщин — превращение в секс-рабынь, а детей — промывка мозгов в лагерях юных джихадистов. С помощью авиации США помогают союзникам снять осаду города Кобани, а затем начинают тренировать их силы самообороны (YPG) и поставлять им оружие. Медленно, но верно курды отвоевывают свои земли у ИГ.

При этом американцы не списывают турок со счетов и стараются к ним прислушиваться, но Анкара терпит оглушительное фиаско в городе Манбидж, который курды готовятся захватить. Увидев, что взятие города даст им возможность объединить свои кантоны в прообраз независимого государства, турки решают этого не допустить.

Эрдоган обращается к американцам и уверяет: у него есть ополчение, которое вот-вот возьмет город. Вашингтон принимает мнение союзника во внимание и ждет. Неорганизованную протурецкую ватагу, набранную из местных исламистов, быстро разбивают джихадисты. Американцам вновь приходится полагаться на YPG, которые после долгих боев берут Манбидж и включают его в федерацию курдских земель.

Michael Reynolds / Getty Images

Впрочем, тактическая ситуация в Сирии и конфликт с курдами — не единственная причина разлада. Президент Эрдоган, чтобы консолидировать власть в стране и подавить оппозицию, начал отходить от демократии и светскости и двигаться к авторитаризму и политическому исламизму. Это не могло не встретить противодействия на Западе: на турецких мечтах войти в Европейский союз был фактически поставлен крест. Новая политика Эрдогана не вызывала больших симпатий и в Вашингтоне.

Фантомный русский друг

С Россией таких проблем у Турции нет: Москва не имеет привычки обращать внимания на нарушение прав человека в других странах, особенно если имеет с ними партнерские отношения. Кроме того, Россия сыграла значительную роль в Сирии, перекрыв протурецким группировкам маршруты поставок припасов и вооружений с территории Турции. И, наконец, объединившись с сирийским диктатором Асадом и оказав ему значительную поддержку, Россия стала одним из значимых игроков на территории региона. Сирийское урегулирование невозможно без совместных действий России и Турции — и обе страны это, кажется, понимают.

Поэтому покупка комплекса С-400 Турцией видится вполне логичной: во-первых, она позволяет Анкаре продемонстрировать независимость от Вашингтона и завоевать благосклонность Москвы. Во-вторых, комплексы С-400 дешевле американской системы Patriot и технически более совершенны.

Но говорить о каком-то сближении, а тем более дружбе все же нельзя. Российские власти неоднократно подчеркивали, что открыты к взаимодействию со всеми странами, но не собираются связывать себя конкретными обязательствами и дружить против кого-то. Кроме того, такой формат взаимодействия подходит и Турции: претенденту на региональное лидерство подобает демонстрировать самостоятельность и оставлять пространство для маневра.

Иными словами, открытое пренебрежение интересами США для Турции сейчас столь же важно, как и взаимодействие с Россией. Причем не только для внешней политики, но и для внутренней, где Эрдоган старается выглядеть сильным и независимым политиком, поднявшим Турцию с колен. Пока «турецкий гамбит» оправдывается: Трамп не спешит вводить санкции против Анкары и, похоже, дерзость может сойти Эрдогану с рук. По последним данным, он созвал всех сенаторов-республиканцев, чтобы обсудить, стоит ли наказывать Турцию и как лучше это сделать.

Россия же, в свою очередь, может записать в список побед успешную продажу оружия стране НАТО, подрыв единства Североатлантического альянса и расширение влияния в регионе. Полноценная дипломатическая виктория, которой на Смоленской площади по праву могут гордиться.

Смотрите также

Нетаньяху ответил на вопрос о действиях Израиля в Ираке

Израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху в интервью местному телевидению не стал отрицать причастность еврейского государства к недавним авиаударам по базам …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.