Главная / В Мире / Испанию охватил «политический паралич»

Испанию охватил «политический паралич»

Получив на выборах в прошлом месяце 123 из 350 мест в парламенте, испанские социалисты во главе с премьер-министром Педро Санчесом теперь будут стремиться управлять страной.

Санчесу понадобится поддержка крайне левой партии Podemos, а также признание баскской и каталонской националистических партий. Однако не стоит надеяться, что он сможет сформировать правительство в ближайшее время. Бесконечный цикл нерешительных выборов в Испании продолжается.

Как пишет в своей колонке на Project Syndicate профессор финансов Колумбийского университета Тано Сантос, политический паралич в Испании обусловлен несколькими факторами.

Прежде всего, падением главной консервативной силы, Народной партии (НП). В контексте испанской политики это событие само по себе является катастрофическим. За четыре десятилетия, прошедшие с момента перехода страны от диктатуры, НП урегулировала право Испании на демократию и обеспечила поддержку конституции 1978 года, которая прервала 300-летнюю политическую традицию путем радикальной децентрализации испанского государства.

Выборы уничтожили более 50% парламентского представительства НП (которое сократилось с 137 до 66 мест) — «народники» в равной степени уступили голоса партиям Vox и Ciudadanos. Последняя является правоцентристской либеральной партией, основанной в Каталонии для противодействия ее отделению, а также убежденным конституционалистом и в некотором смысле новинкой в испанской политике — первой жизнеспособной национальной партией, главные лидеры которой живут в Барселоне и говорят по-каталонски. Они также выступают за институциональные реформы для обеспечения долгосрочной устойчивости государства всеобщего благосостояния. Наиболее близким аналогом Ciudadanos в Европе можно назвать партию Эммануэля Макрона La République En Marche!

Что касается Vox, она является представителем правых католиков Испании. В отличие от множества других недавно сформированных партий по всей Европе, Vox выступает не против истеблишмента, но против основного организационного принципа конституции — децентрализации. На ее предвыборных митингах люди укутываются в испанский флаг и отмечают героические моменты в испанской истории, от Реконкисты до прославленной истории Испанской империи в Америке.

Успех Vox на выборах является прямым следствием стремления Каталонии к независимости и провала НП в разрешении каталонского кризиса осенью 2017 года. Пока эта рана остается открытой, испанская политика будет нестабильной. Vox поддерживает конституцию 1978 года именно потому, что ее лидеры считают ее лучшей гарантией против каталонской и баскской независимости. Зачем отказываться от верховенства закона, когда он так эффективно служит вашим целям?

Тем не менее, проводя рецентрализацию, Vox вступает в конфликт с влиятельными местными элитами, которые были сформированы во время децентрализации. Многое должно измениться, чтобы Vox смогла реализовать эту часть своей повестки дня. Но если выборы президента США Дональда Трампа и референдум по Брекситу нас чему-то научили, так это тому, что не стоит пренебрегать Vox и теми политическими импульсами, которые она представляет. Партия получила значительную долю голосов в таких регионах, как Мадрид и Валенсия, где находятся богатые избирательные округа, которые в значительной степени защищены от разрушительного воздействия глобализации и автоматизации.

Безусловно, Vox содержит в себе неприятные элементы, характерные для современных возрожденных этно-националистических движений. Но не заблуждайтесь: Vox — это уникальное испанское явление. Она националистическая, но при этом не разделяет евроскептицизм брекситеров или идеи «Национального объединения» Марин Ле Пен (ранее «Национальный фронт») во Франции и не предвещает возвращения темного прошлого Испании.

Хотя Vox получила больше внимания от комментаторов, именно Ciudadanos является ключом к испанской политике. В момент своего формирования Ciudadanos обладала относительно скромными амбициями стать опорой политического центра, где она вполне могла бы присоединиться к коалициям во главе как с социалистами, так и НП, для решения проблемы Каталонии и осуществления ряда давно назревших либеральных реформ. Но крах НП изменил политические расчеты партии.

Если бы сейчас Ciudadanos сформировала коалицию с социалистами, это позволило бы НП стать главной оппозиционной партией. Следовательно, ее первоочередной задачей является не управление, а добивание НП, начиная с европейских, муниципальных и региональных выборов в конце этого месяца. Что бы ни случилось, испанская политика останется в подвешенном состоянии до тех пор, пока не стабилизируется правое крыло.

Один из парадоксов современной испанской политики заключается в том, что Ciudadanos не сможет всерьез заниматься своей политической программой, если не останется слабой. Не имея достаточного количества мест в парламенте для единоличного управления, социалисты считают, что более слабая Ciudadanos является идеальным партнером по коалиции. Сдержав крайне левую Podemos, социалисты могли бы проводить непопулярную программу реформ и стремиться сохранить свой авторитет слева, сваливая ответственность на Ciudadanos.

Лидеры Ciudadanos понимают это. Они знают, что либерал-демократы в Соединенном Королевстве канули в электоральное забвение после заключения аналогичного соглашения с консерваторами при бывшем премьер-министре Дэвиде Кэмероне. Похожая судьба ожидала социал-демократов Германии, вступивших в коалицию, возглавляемую Христианско-демократическим союзом и его баварской братской партией, Христианским социальным союзом.

В то время как политические ошибки НП за последние годы раздробили испанское правое крыло и парализовали политику страны, электорат в целом разделен поровну (если все правые партии объединятся, они получат небольшое парламентское большинство). Ситуация осложняется еще и тем, что в Испании никогда не было коалиционного правительства, и потому нет политической традиции терпеть уступки, которые оно влечет за собой.

Наконец, что неудивительно, баскские и каталонские националистические партии набрали силу. Испанские избиратели стали хитрыми тактиками. При раздробленном парламенте имеет смысл отправлять регионалистов и националистов в Мадрид, где они смогут эффективно торговаться за дополнительные уступки в обмен на голоса в поддержку национального правительства или национального бюджета. Это усилит недовольство, которое испытывают многие правые, что, в свою очередь, вероятно, позволит Vox с комфортом держаться на плаву в течение многих лет.

Многие в Мадриде говорят, что испанская политика становится итальянской, только без итальянского мастерства в политической эквилибристике. Другими словами, Испания находится на неизведанной территории. Ее политическая культура не подразумевает особой гибкости, а ее партийная структура глубоко фрагментирована. Точнее всего описать предстоящее можно словом «паралич», по крайней мере, до тех пор, пока электорат не выяснит, чего он хочет, а партийная система Испании не отреагирует соответствующим образом. И это, наверное, к лучшему.

Смотрите также

Россия поможет Судану в нормализации ситуации внутри страны

СОЧИ, 23 окт — РИА Новости. Россия будет оказывать поддержку Судану для нормализации внутриполитической ситуации …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.