Главная / В Мире / «Былое величие Рима»: от Муссолини до Сальвини

«Былое величие Рима»: от Муссолини до Сальвини

Вице-премьер Италии и лидер националистической «Лиги» Маттео Сальвини, судя по всему, намерен инициировать в стране досрочные парламентские выборы. Поддержка политика растет, сейчас он имеет все шансы сформировать однопартийное большинство и занять кресло премьер-министра. Оппоненты Сальвини из левого лагеря предостерегают страну от допущения к власти первого националистического правительства со времен Второй мировой войны. Как известно, корни национализма в Италии растут с давних времен.

Популярность националистической партии «Лига» в Италии растет: согласно результатам последнего опроса социологического института Noto Sondaggi, движение вице-премьера Маттео Сальвини поддерживают 38% избирателей. Не желая упускать столь привлекательный шанс, политик пытается добиться проведения внеочередных парламентских выборов в стране. При лучшем для него раскладе «Лига» заполучит однопартийное большинство, а он сам сядет в кресло премьер-министра.

Рост правых настроений наблюдается не только в Европе, где евроскептики заставляют лидеров ЕС понервничать, но и в Бразилии и США, где победа на президентских выборах досталась представителям этого крыла. Однако именно в Италии успех правых националистов имеет достаточно глубокие корни, которые ведут к послевоенному времени и расколу на радикальный левый и правый лагеря.

После Второй мировой войны к власти в Италии пришла Христианско-демократическая партия (ХДП). В течение долго времени ХДП занимала на выборах первые места, благодаря чему чувствовала себя достаточно уверенно. Италия тем временем — в 1973 году — столкнулась с нефтяным кризисом, который привел к высокой инфляции и массовой безработице. Позади остался бурный экономический расцвет Италии (1950-1960), который запомнился как безоблачное время.

Попытки быстро справиться с экономическим кризисом не увенчались для власти успехом. Параллельно с этим стали расти коррупция и преступность, что значительно ударило по уровню поддержки правящей партии.

Когда дети, росшие во времена расцвета итальянской экономики, стали студентами, в обществе начали происходить серьезные изменения. Именно молодежь взяла в свои руки судьбу Италии. События, которые развернулись в стране в последующее десятилетие, в итальянской культуре называют «anni di piombo» («свинцовые семидесятые»).

Радикальные оппозиционные настроения резко выросли. Неофашистские и ультраправые ячейки существовали еще после войны, однако именно новое поколение пополнило их количество в разы.

Конечно, еще не стерлась память о риторике лидера итальянского фашизма Бенито Муссолини, которая также послужила почвой для новых молодежных движений. Если в Германии события Второй мировой войны воспринимались обществом как травма и почти личная вина, то в Италии дела обстояли иначе. На фоне Гитлера фигура Бенито Муссолини не вызывала отторжения. В отличие от фюрера, дуче не уничтожал еврейское население, а его экономическая политика помогла улучшению жизни бедных слоев населения. По иронии судьбы, враг коммунистов Муссолини вышел из социалистического движения и даже в молодости был редактором левой газеты «Аванти».

В 1949 году Германия, например, ввела закон, запрещающий «оправдание нацизма», куда гармонично вписались любые проявления фашизма. Италия же подобные инициативы не рассматривала. В сувенирных лавках этой страны до сих пор можно легко найти бюсты Муссолини или футболки с «ликторским пучком» — символикой итальянского фашизма.

Однако вопросов к Риму на этот счет не возникало. В послевоенной Италии окрепла Коммунистическая партия, которая составляла основной костяк сопротивления фашизму. Итальянские коммунисты, среди которых было немало интеллектуалов, после войны стали героями общества. В середине 1940-х годов глава компартии Италии Пальмиро Тольятти входил в правительство страны и занимал высокие посты. При этом итальянские коммунисты считались достаточно «либеральными» и шли в авангарде движения «еврокомунизма». Так называлось левое движение, не принимавшее советского варианта социализма.

Рост радикальных и националистических движений естественным образом вызвал появление противодействующих партий.

Итальянское общество оказалось настолько расколотым, что это привело к повсеместному применению насилия. Правые и левые активно противостояли друг другу и государству. Вражда быстро переросла в массовый терроризм. По данным итальянской контрразведки, суммарная численность террористических групп всех идеологических направлений в середине 70-х годов достигала 30 тысяч человек.

Наиболее заметные среди фашистских организаций — Итальянское социальное движение (ИСД), первая праворадикальная партия, основанная сторонниками Муссолини, «Национальный авангард», «Национальный фронт», «Новый порядок». Последние, например, за два года «волны террора» произвели 54 взрыва в общественных местах, 59 налетов на госучреждения и 74 нападения на левых активистов.

Ультралевые группировки — «Партизанские группы действия», «Красные бригады», Революционно-коммунистический комитет — тоже не ограничивались мирными способами борьбы. «Бригады», например, похитили и убили бывшего премьер-министра Альдо Моро.

Если изначальной целью создания радикальных группировок была борьба с властью, то довольно быстро движения забыли об общем враге и стали противостоять друг другу.

Этот раскол сохраняет свои очертания и сегодня — представителям правого и левого движения крайне сложно договориться между собой в парламенте.

Рост коммунистического влияния в Италии вызвал серьезную озабоченность на Западе. В то время как ультраправые и ультралевые боролись друг с другом, в противостояние этих сил вмешался серьезный игрок извне.

Для ограничения коммунизма была создана сеть подпольных вооруженных организаций, которая поддерживалась НАТО. Эти группы осуществляли террористическую деятельность так, чтобы ответственность за инциденты возлагали на левые организации. Сеть таких группировок назвали «Гладио» (меч). Кроме создания новых ячеек ЦРУ также поддерживало уже существующие ультраправые, например, «Новый порядок».

В 1972 году в итальянском городе Петеано взорвали автомобиль. Ответственность за инцидент возложили на членов «Красной бригады», были арестованы около двухсот коммунистов. Спустя 12 лет судья Феличе Кассона обнаружил в деле нестыковки и возобновил расследование. В результате выяснилось, что отчет, в котором указывалось, что для теракта использовалось взрывчатое вещество, которое применяла «Красная бригада», был поддельным. Автор отчета, специалист по взрывчатым веществам, являлся членом «Нового порядка». На самом деле, при теракте в Петеано использовалось вещество, которым владели только в НАТО.

В 1990 году тот же судья изучил архивы военной секретной службы Италии и представил доказательства существования натовской операции «Гладио». Дальнейшее расследование показало, что эта сеть действовала как минимум в 14 европейских странах.

Итальянские правые, можно сказать, привыкли к сотрудничеству с внешним партнером. К слову, сегодняшних националистов Италии, Маттео Сальвини и Сильвио Берлускони, называют «друзьями Кремля». Итальянские журналисты обвиняют «Лигу» в том, что она получила или по крайней мере добивалась финансирования из России.

«Свинцовые 70-ые» так или иначе, скомпрометировали все партии. Уставшее от насилия общество желало стабильности и безопасности. Однако правые силы вынесли немало опыта из прошлого и смогли использовать его в начале XXI века. В 2001 году Сильвио Берлускони, лидер националистической «Вперед, Италия», привел крупнейшую правоцентристскую коалицию «Дом свободы» к победе на парламентских выборах. В коалицию входила и националистическая «Лига севера», глава которой Умберто Босси был близким соратником Берлускони.

Политики выступали за борьбу с нелегальной миграцией, сокращение налогов и создание новых рабочих мест. Именно Босси стал одним из первых политиков, олицетворявшим евроскептицизм. В частности, «Лига севера» предлагала запретить ношение хиджабов, а ее лидер называл Италию «фашистским государством» и предрекал Евросоюзу будущее сталинской эпохи. При этом левые часто называли «фашистом» самого Босси.

К слову, к коалиции Берлускони в 2008 году примкнула внучка Муссолини, Алессандра, представительница того же крайне правого движения.

В последующее время правоцентристские и левоцентристские силы по очереди приходили к власти. На руку националистам сыграл мигрантский кризис в Евросоюзе. В 2018 году в результате парламентских выборов было сформировано коалиционное правительство в составе националистической «Лиги», лидером которой стал Маттео Сальвини, и леворадикальной партии «Пять звезд».

Критический рост миграции отразился на всей Европе, но, например, националистам Германии или Франции гораздо сложнее разыграть этот козырь. Экономика этих стран достаточно сильна. А вот итальянские националисты смогли сыграть на том, что мигранты забирают рабочие места, а на их содержание должны выделяться бюджетные средства.

В свою очередь, оппоненты Сальвини из левого лагеря нередко сравнивают его с Муссолини. Так, например, очередным поводом для подобных упреков в адрес вице-премьера стал балкон в городе Форли, на севере страны — с этого балкона в свое время итальянский диктатор наблюдал за казнью четырех итальянских партизан. Для выступления на предвыборном митинге Сальвини выбрал именно этот балкон. Во время его речи в толпе раздавались крики: «Фашист!». Сам Сальвини заявил в ответ, что «здесь нет фашистов, а есть лишь те, кто горд тем, что считает себя итальянцами».

Старший научный сотрудник Института Европы РАН, эксперт РСМД Елена Алексеенкова не считает, что в идеях Сальвини можно «проследить прямую связь с идейным наследием фашизма».

«В Италии в разные исторические периоды были попытки тех или иных политических сил правого толка апеллировать к идее если не превосходства, то, по крайней мере равноправия с другими народами Европы, и эксплуатировалось чувство некой депривации, вызванное тем, что былое величие Рима не сопоставимо с нынешнем положением Италии — как в экономическом, так и в политическом смысле.

Вот это чувство депривации — что итальянский народ заслуживает большего — используется и сегодня. Стремление быть на равных с Германией, Францией, Великобританией было еще до фашизма и в принципе никуда не делось», — отмечает эксперт.

Рост поддержки Сальвини, а также его реальные шансы на кресло премьера и формирование однопартийного большинства в случае досрочных выборов вызывает у его противников обеспокоенность. В «Пяти звездах» и среди Демократической партии твердят о недопустимости формирования первого националистического правительства в Западной Европе со времен Второй мировой войны. Правда, однако, в том, что национализм не исчез из политической жизни Италии, а, напротив, играл большое значение в жизни страны.

Смотрите также

Зеленский посетит с визитом Эстонию и Литву

Президент Украины Владимир Зеленский посетит с официальным визитом Эстонию и Литву 26 и 27 ноября соответственно. Об этом 22 ноября сообщает Офис …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.