Главная / Общество / Окно в Пасху

Окно в Пасху

Окно в Пасху

Марте досталась комната, где помещалась кровать, шириной в две доски, матрас — потому что лежал поверх досок, и ее сундучок. В сундучке она хранила лампу и горшок с цветком. Не спрашивайте, почему она считала, что цветок надо непременно хранить в сундучке.

Зато ей досталась отдельная комната. Мало того, в комнате было окно.

Остальные девушки жили по двое или трое. И окон не было даже у тех, кто работал на хозяина несколько лет: в доме вообще не было окон. Кроме единственного — её окна.

Марте повезло устроиться на работу последней, когда кровати в других комнатах были заняты. Хозяин долго и громко выражал ей свое недовольство таким "элитным" заселением, но деваться ему было некуда: от герцогини прислали срочный заказ на изготовление свадебного платья. Пришлось срочно выписывать самую лучшую золотошвейку — Марту, обещать ей приличное жалование и отдать такую замечательную комнату с окном.

Она возвращалась в свою комнату только, когда с гор спускались сумерки. Первым делом распахивала ставни, чтобы ее любимый цветок начал дышать живым дуновением со снежных вершин. Затем доставала из сундука лампу, зажигала фитиль.

Ветер колыхал занавески, она молча сидела на кровати (а больше было и негде) и смотрела, не отрываясь, в окно, чтобы не пропустить тот миг, когда мимо пройдут шахтеры с работы. Она знала точное время, но всегда боялась пропустить те краткие мгновения, когда можно будет увидеть Густава.

Она знала, что он не догадывался ни о том, что она следит, ни о ее любви.

Однажды на ярмарке Густав подарил ей горшок с непонятным ростком. Он выиграл его в конкурсе на поедание кренделей на скорость. Но горшок ему не был нужен. Даже с цветком. А матери нести было лень, поэтому он сунул его в руки первой замеченной девушке — Марте.

А она возьми, да и отдай ему в ответ свое сердце — тому ведь не прикажешь.

Вот и ждала…

Едва Густав с друзьями прошел (как обычно, не глядя по сторонам, и уж, тем более, не поднимая головы к окнам), Марта легла спать. Но заснуть девушка не могла, потому что не переставала думать, как привлечь его внимание. Она ворочалась и тяжело вздыхала, приговаривая: Густав, Густав! Как же мне стать твоей возлюбленной?.

Марте и в голову не могло прийти, что за ней кто-то внимательно наблюдает. И подслушивает. Ей было невдомек, что цветок, выигранный Густавом, был волшебным. Что в нем жил Дух цветка.

Дух долго слушал ее стенания, а потом, потеряв терпение, произнес безжалостно:

— Поплакала и хватит. Пора переходить к действиям.

Девушка вскочила, испуганно озираясь. Но в комнате никого не было, поэтому она решила, что голос ей послышался.

Марта снова легла. Но только собралась снова жалеть себя, как услышала:

— Прекрати ныть, терпеть этого не могу!

Марте стало ужасно страшно. Она лежала и дрожала всем телом.

— Да хватит трястись. Тут я, в цветке. – Снова раздался голос. — Совсем слепая, что ли. Слушай, за твою доброту, за то, что ты столько времени поливаешь мой цветок, за то, что даешь ему дышать, я готов вознаградить тебя.

Девушка наклонилась к цветку и увидела там не слишком красивого, толстоватого человечка с весьма злым лицом. Дух? Она бы назвала его душок, но побоялась, что он разгневается.

Он заметил ее неуверенность, ухмыльнулся и продолжил:

— Я готов преподнести тебе твоего милого Густава на блюдечке, но только в обмен…

— На что хочешь! – Перебила его Марта счастливым голосом, не подозревая, что именно на такую реакцию и Дух рассчитывал.

— Хорошо. Ты мне должна отдать один глаз, одну руку и цветок, а я преподнесу тебе сердце твоего Густава.

Девушка в ужасе отпрянула: ей, конечно, хотелось получить сердце любимого, но остаться без руки и глаза? Если он не полюбил ее нормальной, зачем ему нужна будет калека? Кроме того, она понимала, что сразу потеряет работу: вышивать без глаза и без руки она не сумеет. Но на кону стояло его сердце. Его. Сердце.

С затаенным Марта ужасом согласилась на обмен.

Утром она проснулась однорукой, одноглазой калекой. Хозяин даже говорить не стал — выставил ее за дверь без выплаты жалования. Да оно и понятно — у него него своих проблем выше головы: ему нужно было срочно искать новую вышивальщицу.

Почти на ощупь она подошла к дому Густава в тот момент, когда он выходил из двери. Увидев калеку, он плюнул в сердцах: нищим не подаем. И быстро пошел вслед за остальными парнями в шахту.

Цветок тоже исчез, так что спросить Духа, как ей заполучить сердце Густава, не было никакой возможности. Да и что означают эти слова: если Дух собирался преподнести ей сердце любимого в буквальном смысле слова… Марта постаралась выкинуть из головы ужасные образы. В общем, она начала подозревать, что Дух на самом деле обманул ее. Что колдуну нужно было освободиться от цветка, а для этого девушка должна отдать цветок добровольно.

За день она проголодалась, промокла под дождем и совершенно отчаялась. А потому решила с наступлением ночи утопиться – другого решения ей в голову не приходило.

Трясясь от холода, Марта едва дождалась полной темноты. Спустилась к реке и, неловко держась одной рукой, стала карабкаться через перила, чтобы закончить свои земные страдания.

Внезапно земля дрогнула. Конечно, ей так показалось, на самом деле это зазвонил колокол на церкви. Но от неожиданности она разжала пальцы и приземлилась на бревна моста. Расплакавшись от отчаяния, она погрозила левой рукой колоколу и вдруг вспомнила… он звонил, потому что утопиться Марта решила в пасхальную ночь.

Но она была настолько занята собой, своими переживаниями и страданиями, что забыла о Боге, забыла о том, что Его предали, приговорили и распяли. Забыла о наступлении дня его Воскресения, а значит — дня помилования всех людей.

Марта поднялась с колен и тихонько пошла к храму, двери которого были открыты. В проеме стоял священник, собиравшийся после службы оправиться с прихожанами в трапезную, где их ждали куличи, крашеные яйца и, конечно, бутерброды с докторской колбасой. Священник коротко взглянул на нее, улыбнулся и произнес такое знакомое — "Христос Воскресе!". Потом посмотрел еще раз и добавил, что праздничной трапезы хватит на всех. Она может пойти с ними, а потом взять с собой, что останется. И вообще, она может оставаться до утра, как и остальные, кто не хочет брести домой в темноте…

Она не заплакала. Не могла. Но вошла и осталась. Села на краешек лавки, взяла в оставшуюся руку кусок кулича и тут же задремала.

Марта проснулась в своей кровати такой же целехонькой как была. Глянула на окно — там стоял горшок с цветком, где не было никакого Духа. Конечно же, он ей привиделся, приснился.

Зато не привиделась Пасха, по случаю которой у вышивальщиц был выходной. И только она сама должна была решить, как проведет этот день.

Марта не стала закрывать окно и убирать цветок в сундук тоже не стала — оставила его на окне — пусть дышит целый день весенним свежим воздухом.

Вернувшись вечером, она, как обычно, зажгла лампу. Поставила цветок на окно и стала любоваться, не глядя на улицу. Потом встала и задула огонь, чтобы лечь спать.

Мимо как раз проходил Густав с парнями. Он бы не стал поднимать глаза к окну, но понял — чего-то не хватает.

Света! Не было в единственном окне на стене света – лампа была погашена.

Он не увидел девушку, только ее силуэт. И подумал – надо бы познакомиться. Мать с отцом давно говорили ему, что пора жениться. Вдруг…

Густав не подозревал, что его ждет отказ Марты.

Потому что даже сердце надо отдавать любимой вовремя. Как говорится, "дорого яичко к Христову дню".

Но сказка не была бы пасхальной с таким концом. Поэтому, придя в себя после отпора девушки, Густав решил во что бы то ни стало добиться ее любви. Но он никак не мог придумать, как ему это сделать. Его хватило только на то, чтобы каждый вечер, проходя мимо, смотреть на единственное окно в стене. На цветок и лампу.

А потом наступил день, когда цветок исчез, потому что заказ был выполнен, и хозяин поспешил уволить Марту, чтобы освободить лучшую комнату.

Только тогда Густав понял, что ему предпринять. Он отправился на поиски очаровательной незнакомки. Как и положено, истоптал три пары железных сапог, стер до основания три железных посоха и съел три железных хлеба. После чего, конечно, Марта не могла устоять.

Через год, на Красную горку, что после Пасхи, тот самый священник обвенчал Густава и Марту, чтобы они, как и положено всякой сказочной паре, жили долго и счастливо.

Источник: www.vesti.ru

Смотрите также

Министр спорта поручил подготовить проект строительства «Кузбасс-Арены»

Делегация Кузбасского региона сегодня продолжает работу в Совете Федерации в Москве. На встрече с министром спорта России …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.